Завершено Династия Стюарт

Статус
Закрыто для дальнейших ответов.

Una-Voce

Проверенный
Сообщения
3.178
Достижения
150
Награды
1.192
1st_2010_zpsbd231d6a.png
friendly_2010_zps5de8785f.png

Первое поколение

Проулок Пинакл, 2400 – самый край города. Полчаса до центра на такси. Когда я говорил подрядчику, что люблю природу, то не имел в виду, что желаю жить в лесу. Впрочем, неважно.
Я Генри Стюарт, потомок сэра Абрахаса Стюарта, королевского сенешаля.



Несколько лет назад мой отец, Эдмунд Стюарт, обосновался в тихом городе Риверсайде. Мы с сестрой росли в уютном доме. Каждый вечер семья собиралась вместе, и мама готовила прекрасный ужин. Кроме кулинарии у неё было много увлечений. Одно из них – рисование. Мама даже давала нам уроки, и у меня неплохо получалось.
Когда мы выросли, Анна пошла служить в полицию, а я стал журналистом. Сестра не боялась браться за самые сложные и опасные дела, с головой уходила в работу. Я повсюду сопровождал её, был в курсе всех дел. Писал статьи, делал фотографии и зарисовки. Мои статьи всегда были на первой полосе, благодаря своевременности и – не скрою – моему таланту писателя, унаследованному от отца.
В один прекрасный день Анна начала самое крупное своё расследование. Это было дело об отмывании денег в риверсайдском отделении Государственного банка. Через несколько месяцев Анна вышла на преступника – директора сего славного заведения. Свежая статья не замедлила выйти в печать.
У этого коррумпированного господина оказались длинные руки. Одного подкупил, другому пригрозил – и вдруг оказался чист перед законом. Но Анна не из тех, кто сдаётся. Она нашла новые, неопровержимые улики и буквально загнала этого человека в угол. Ещё одна статья – и преступник разоблачён.
Не рассчитали мы, на что способен человек в своём бессилии и злобе. Казалось, весь преступный мир начал на нас охоту. В какой-то момент мы поняли, что либо покинем Риверсайд, либо утро нам встречать не придётся. Наспех собрав вещи, мы попрощались с могилами родителей и родным домом.
Увы, нам с сестрой пришлось расстаться. Чтобы замести следы, Анна отправила меня в Сансет-Велли, а сама скрылась в неизвестном направлении. Где она сейчас – я не знаю.
И вот, я в этом некогда процветающем городе, который испытал на себе всю «прелесть» финансового кризиса. Здесь сложно найти жильё, но мне удалось купить участок земли.



Честно говоря, не хочется жить так далеко от цивилизации. Может, я стал слишком нервным после случившегося?




Я должен взять себя в руки и устроиться на новом месте. В конце концов мои жизненные приоритеты не изменились – я буду творить. Я напишу книгу о своей жизни, много книг. Мои картины будут напоминать мне о родных местах.



И когда-нибудь я обязательно найду Анну.

-----------------------------------------------------------

Ограничения:

Активист
Патриархат
Писатель
Благородное самообладание
Свободные призраки
Трудный рынок вакансий
Семейная черта - трудоголик.

Баллы:

0.5 за персонажа-основателя.
 

Una-Voce

Проверенный
Сообщения
3.178
Достижения
150
Награды
1.192
Разительное отличие Сансет-Велли от Риверсайда в том, что у него есть Центр, как бы странно это ни звучало. В моём родном городе был правый берег и был левый берег. Общественная жизнь представляла собой небольшие сборища то в библиотеке, то в театре. В Долине Заката чуть ли не круглые сутки кипела жизнь, и это я понял в свой первый день пребывания в городе.
Оставив рабочую бригаду доклеивать обои в моём новом доме, я поспешил в городскую ратушу, чтобы подписать необходимые документы.

Стоило ожидать, что я не один жаждал встречи с городской администрацией. Ожидая своей нескорой очереди, я рисовал в своём блокноте. Руки словно сами собой сделали набросок женского лица: смуглая кожа, задорный взгляд, изящные губы. Сердце ёкнуло: на меня смотрела Лина. Моя жена, которая вынуждена была переехать к своим родителям. Как она там? В порядке ли?
- Красиво, - вторгся в мои горестные размышления довольный голос. Я и не заметил, что сидящая рядом блондинка рассматривает мой рисунок.
- Спасибо, - буркнул я и спрятал блокнот.
- Извините, - пожала плечами девушка, - Вы не местный? Я Вас раньше не видела.
- Да, я недавно переехал...
Мы разговорились. Мою собеседницу, дочь богатых родителей, звали Блэр Вернайт.

От неё я узнал все местные сплетни. Всё о людях, которых никогда не знал и не видел. И обо мне Блэр попыталась выяснить как можно больше.
- Вы, случаем, не в полиции работаете? – прямо спросил я.
- Именно! – рассмеялась она, - так заметно?

Не успел я ответить, как к нам подошёл молодой человек неформальной наружности и фамильярно похлопал мою собеседницу по плечу:
- Эй, Блэр, хватит пытать новых соседей, а то они снова разбегутся!
- Циклонз! – девушка оттолкнула его руку, - тебя кто звал?!
- Циклонз Клод, журналист, - этот весёлый человек протянул мне руку.
- Генри Стюарт, - я принял рукопожатие, - бывший журналист.
- Да ну?! – удивился он и тут же отвлёкся на юную Вернайт, - иди, моя стукачка, иди, не подслушивай.
- Запомни, ещё раз взломаешь нашу базу – сядешь! – гордо вздёрнула носик та и удалилась.
- Приятель, - высказался Циклонз, - бывших журналистов не бывает! Если нужна работа – пиши мне, устрою.

На прощание новый знакомый дал мне совет почаще навещать сквер напротив ратуши – самое удобное место для новых знакомств и интервью.
Сквер, точнее Центральный парк, оказался очень приятным местом. Никто меня не гнал, никто на меня не косился. Я понял, как сильно соскучился по спокойной жизни и человеческой доброжелательности.
Проголодавшись, я купил несколько сосисок и пожарил их на барбекю. Мои кулинарные способности всегда оставляли желать лучшего, но в этот раз я отделался лишь одной шлёпнувшейся на землю сосиской. Мой скромный ленч был оценён и полностью съеден публикой.

В этом же парке я случайно нашёл несколько семян и положил их в карман. Всё равно никому не нужны. Я вспомнил, как бережно относилась к своему саду Анна.

Последним пунктом ознакомительной программы стала библиотека. Это была настоящая библиотека: огромная, с компьютерным кабинетом и детской комнатой. По сравнению с ней, такой тихой и величественной, риверсайдская казалась каким-то шумным закутком.

Домой я добрался поздно, жутко уставший и довольный. Сансет-Велли, город на берегу моря, оказался очень гостеприимным. Впервые за много месяцев ко мне пришёл здоровый, спокойный сон.
 

Una-Voce

Проверенный
Сообщения
3.178
Достижения
150
Награды
1.192
Я всерьёз задумался над словами Циклонза. Бывший журналист? Я, Генри Стюарт? Смешно. С чем я ещё могу связать свою жизнь? Медициной, спортом, бизнесом? Я скрылся от преследователей, но это не значит, что всю жизнь теперь обязан заниматься нелюбимым делом.
Буквально на следующий день после разговора я вышел в сеть и связался с Циклонзом.
"Здравствуй. Есть для меня место?"
"Будь здоров. Согласен пока газеты разносить?"
"Конечно. Спасибо"

Я смотрел в монитор с осознанием того, что устроился на работу, не выходя из дома. Конечно, прессу доставлять - это не взяточников выслеживать, но я пробьюсь.Циклонз сообщил, что всё готово. Завтра прийти в офис, подписать документы - и можно приступать к исполнению обязанностей.
Пальцы гуляли по клавиатуре, набирая в редакторе текст. Слова вертелись у меня в голове. Анна, банк, чиновник, взятки, статья. Я хотел написать именно об этом. "Тайные хроники" - так я решил озаглавить новую книгу, повествующую о наших с сестрой приключениях.

Должен признаться, что Анна меня за это пристрелила бы из собственного наградного оружия. Похоже, что её речи о конспирации прошли впустую.
Я писал весь день и с радостью осознал, что не потерял квалификацию.

Чувство голода заставило меня приостановить творческий процесс. Я открыл холодильник в надежде отыскать там что-нибудь сытное. На ум пришли записки отца о его холостяцкой жизни: без ущерба для техники и себя самого всегда можно приготовить салат или овсянку. Я выбрал первое. Нарезал овощи, залил их маслом и получил сносный ужин, после которого решил поближе познакомиться с городом. На этот раз - с ночным.

Как я и ожидал, несмотря на поздний час, в парке оказалось людно.
- Эй, папаша, заблудился? - послышался за спиной наглый голос.
Меня окружила компания подростков. Эти ребята явно искали повод для драки.

- Чем обязан, господа? - я не смог сдержать улыбку.
- Чего?! Слышь, ты...
- Смирно! - в нашу беседу вторгся пронзительный крик.
Спустя секунду вторглась и его хозяйка. В прямом смысле. Невысокая рыжая женщина в полицейской форме смело налетела на малолетнюю банду и за несколько минут успела надавать им подзатыльников, высказать, что она о них думает и где они должны быть, и разогнать по домам.
- Вы в порядке, сэр? - скрестив руки на груди, страж порядка обратилась ко мне.
- В полном, спасибо, - только и сказал я.
Ещё одна амазонка. Благо, что не выразила желание меня проводить.Я счёл нужным представиться:
- Генри Стюарт, журналист.
- Тиа Роуз, патрульная, - отчеканила моя новая знакомая.
Из дальнейшей беседы я понял, что она положительно относится к журналистам.

Девушка явно ждала, что я возьму у неё интервью, но я сослался на поздний час и уехал домой. Наш разговор и без того затянулся.
Утром, прибыв на работу, я сразу же получил кучу газет и, сопровождаемый напутствиями Циклонза, взялся за своё дело. К середине дня я устал так, что еле дополз до офисов, чтобы получить свою чашку кофе на ленч. Я сидел за столиком и потягивал горячий напиток, когда ко мне подсела смуглая женщина.
- Не занято?
- Нет, прошу Вас.
- Виктория Эндрюс, - она протянула мне руку.
Я представился. Мисс Эндрюс оказалась моей коллегой - внештатным корреспондентом.

В этот же день, в коридоре, мне посчастливилось встретиться с главным редактором газеты. Мистер Фрио скользнул по мне взглядом и продолжил свой путь. Да, это не Риверсайд, где все знают твоего отца - никаких поблажек от начальства.
Многие кулинары не едят пирожные и торты. Работники радио и печатного дела не переносят СМИ у себя дома. Пресыщенность работой - дело нередкое, но меня моя эмоционально не выматывает совершенно. Дома, после работы, я взял за правило читать то, что разношу. Свадьбы, похороны, повышения и Ламы - ничего принципиально нового, но в каждой статье наблюдались - порой серьёзные - орфографические ошибки. Неужели Циклонзу так сложно тщательно проверить текст?

Кстати о текстах: работа над книгой успешно продолжалась, и я стал получать небольшие финансовые поощрения за свою работу. Это было вдвойне приятно: у книги есть все шансы на признание, да и моим скудным финансам пополнения не помешают.

Моё недавнее незавидное положение нисколько не помешало развитию творческих способностей. Наоборот, в голове появилось много новых идей.

К сожалению, я так увлёкся обдумыванием этих идей, что вместо оладий получил горелые сухарики.

В тот момент, когда я мрачно взирал на это недоразумение, зазвонил телефон.
- Мистер Генри Стюарт?
- К Вашим услугам.
- Просим Вас принять участие в конкурсе поваров. Победитель получит хороший приз!

Я был искренне удивлён: почему пригласили именно меня? Навряд ли я мог рассчитывать на так называемый "хороший приз", но и отказываться от возможности разнообразить свою жизнь не хотелось. Я много работаю, и мне это нравится, как и ежедневное общение с коллегами, но отдых тоже нужен.


- Спасибо, я подумаю.
Если будет время - решил я - то обязательно схожу. Но прежде немного потренируюсь.
Я закупил продуктов и принялся искать в интернете простые, но интересные рецепты. Через некоторое время моя луковая Гуфи Гискарбинка почти не подгорала. Для победы этого, разумеется, было недостаточно, но кулинарный позор мне уже не грозил. Идея с конкурсом со временем увлекла меня, и я уже предвкушал, какую статью напишу о нём.

Попутно с работой и подготовкой к кулинарной битве я продолжал трудиться над книгой.

В такие часы я полностью погружался в воспоминания о пережитых приключениях. Должен признаться, и прежняя нервозность вернулась ко мне. Дошло до того, что я бросал работу и проверял, не следит ли кто за мной с улицы, заперты ли двери и окна, исправна ли сигнализация. Я не мог чувствовать себя спокойно, пока не проверил, в порядке ли бытовая техника. Но не писать не мог.
 

Una-Voce

Проверенный
Сообщения
3.178
Достижения
150
Награды
1.192
В тот день я не выдержал и постучался в кабинет своего начальника. Мой отец, потомственный англичанин, мог как никто тактично, даже изысканно, высказать высокопоставленному лицу любые претензии. Мне же в тот момент предстояло обратить внимание мистера Фрио на две животрепещущие проблемы.
Осознание первой пришло не так давно, когда я понял, что мне не хватает денег на пищу и оплату счетов. Иными словами, доставщику газет очень мало платили, что объясняло текучку кадров на этой должности.
Вторая заключалась в том, что тексты, как и прежде, пестрели разнообразными ошибками. Я пробовал поговорить об этом с Циклонзом, но он лишь поставил передо мной огромную стопку исписанных листов и развёл руками: моему другу не хватало времени тщательно проверить тексты.
И вот, собравшись с мыслями, я вошёл в просторный кабинет и объяснил мистеру Фрио сложившуюся ситуацию. Первый пункт он выслушал и пожал плечами, а при упоминании второго поморщился:
- Стюарт, не сгущай краски!
- Прошу Вас, обратите внимание на этот выпуск, - парировал я и вручил начальнику недавнюю газету, где старательно подчеркнул все недочёты.
- Вот что, - он пробежал глазами по тексту, - если ты такой умный, садись и правь всё это сам. Завтра чтоб сидел в кабинете рядом с Циклонзом. Его зарплата, кстати, тебя устроит.

- Спасибо, сэр!
- И вот что, грамотный ты наш, прочитай это, вникни, так сказать в суть дела.
Мистер Фрио вручил мне книгу и жестом показал, что разговор окончен. Я попрощался и вышел. В коридоре я решил просмотреть сиё печатное издание. "На пути или на перепутье. Автор: Коннор Фрио". Похоже, эту книгу нельзя было не прочитать.

Я решил, что возьмусь за неё, как только закончу свою. Мне оставалось написать маленький, но очень важный отрывок - эпилог.
Дома меня встретил прежний беспорядок. Который заключался в том, что бумаги, которые некуда было положить, покоились на столе. Среди них были и документы отца: черновики, заметки, чертежи и дневник. У меня так и не дошли руки рассортировать их и положить в шкаф.
Этим же вечером я закончил "Тайные хроники". Редактор пообещал, что читателям моя книга понравится.

За окном было темно: за работой я и не заметил, как наступил вечер. А у меня с обеда маковой росинки во рту не было.
Я пошёл на кухню, чтобы разогреть себе ужин. Включил плиту. Дальнейшее помню смутно. Вспышка - и я лежу на полу. Моя кухня в прямом смысле горела синим пламенем, и пронзительно выла сигнализация.

Едкий дым терзал горло, и я прекрасно осозновал, что на полу у меня больше шансов не задохнуться. И тем не менее, я вскочил на ноги, схватил драгоценные документы моего отца и сделал попытку выбраться из дома. Если бы не вовремя прибывшая пожарная бригада, навряд ли мне удалось бы спастись. Я получил серьёзный выговор о том, что никакие бумаги не стоят человеческой жизни. Пожарным было всё равно, что эта, как они изволили выразиться, "макулатура" - практически всё, что осталось от наследия Стюартов.

Все деньги, выплаченные страховой компанией, ушли на ремонт кухни. В основном, на новую плиту, которая мне позарез нужна была завтра, для приготовления блюда на конкурс поваров. Я долго вёл переговоры со службой доставки, и в первом часу ночи мне привезли новую блестящую печь с шестью конфорками. До начала рабочего дня мне необходимо было приготовить оладьи с яблоком.

- Привет! Как настро... ооо! - встретил меня Циклонз, едва я вошёл в кабинет.
- Отлично, - буркнул я и поспешил взяться за исполнение своих новых обязанностей. Это требовало небывалой концентрации,потому что меня клонило в сон, и буквы плыли перед глазами. Всё оставшееся время после установки плиты и готовки конкурсного блюда я сортировал документы отца и складывал их в книжный шкаф. Впрочем, в обеденный перерыв Циклонз всё-таки выведал у меня, что произошло, и, как и следовало ожидать, потребовал оладий на пробу. У меня не было настроения отшучиваться. Я отказал и, не слушая дальнейших возражений, ушёл править тексты, а после работы сразу же поехал в ресторан.
Шеф-повар оказлся добрым, любезным человеком.
- Молодой человек, - он пожал мне руку, - у Вас, несомненно, способности к кулинарии.
- Это наследственное.
- Великолепно, великолепно! Ваши оладьи прекрасны, и коллегия судей решила присудить Вам первое место. Поздравляю!
Меня торжественно поздравили, потом дали грамоту и белый конверт. Я стоял, улыбался и кивал, как китайский болванчик. Уже после торжества я подошёл к шеф-повару:
- Сэр, могу я попросить Вас ещё кое о чём?
- Что угодно, мистер Стюарт.
- Не откажите мне в интервью.

Дома меня хватило лишь на то, чтобы кинуть блокнот с записями на стол. Не раздеваясь, я рухнул на кровать и уснул.
Едва я уронил голову на подушку, как был пробуждён настойчивым звонком в дверь. В окно светило солнце, а стрелки часов указывали на цифру десять. Я наспех причесался, умылся и открыл дверь.
- Йоу, - радостно встретила меня Тиа Роуз.

- Здравствуй. Прошу прощения, что так долго...
- Да всё в порядке, - она дружески похлопала меня по плечу, - как жизнь?
- Замечательно. Чаю?
- Не, извини, - улыбнулась девушка, - я только и зашла спросить: тебя эти пацаны не достают?
И только ради этого вопроса она ехала на край города? Я покачал головой. Мисс Роуз быстро распрощалась и удалилась.
Странная девушка. Я мог быть ей только благодарен за утренний визит: неизвестно, сколько бы я ещё проспал, а на этот выходной у меня были запланированы дела. Для начала я прочёл книжку, которую вручил мне начальник. Должен сказать, автор её горазд растекаться мыcлию по древу. Не зря мистер Фрио заведует нашим отделом.

За собственное произведение я сел лишь вечером. Мне хотелось продолжить некогда удачную историю, написанную в жанре научной фантастики, а именно "Великого Осьминога".

И несмотря на то, что я не успел закончить всё, что запланировал, выходные прошли чудесно. Мне позвонил мистер Коннор Фрио и долго рассказывал, как ему понравилась книга "Тайные хроники". Итогом его хвалебных песнопений стал заказ на создание биографии моего начальника. Недолго думая, я согласился.

Как только закончу "Великого Осьминога-2", сразу возьмусь за жизнеописание мистера Фрио. А до тех пор буду собирать данные. Для этих целей я решил провести воскресенье в Центральном парке.

В два часа дня я вышел из здания средней школы, в стенах которой проводился семинар, посвящённый живописи.

Через дорогу, над парковыми воротами, висела красочная вывеска "Городской гриль-праздник", и ведущий данного мероприятия посредством мегафона приглашал всех и каждого посетить праздник.

Каждого входящего любезно просили попробовать свои силы в искусстве барбекю. Не избежал этой участи и я.
- Молодой человек, - подскочил ко мне ведущий, - не желаете порадовать нас своим кулинарным мастерством?
- Желаю, - улыбнулся я и пошёл к печи. Прошлый успех в конкурсе придал мне уверенности, и я без колебаний взялся за дело. Зрители мне заапплодировали. И должен признаться, что я оправдал их ожидания. Многие мои соперники отходили от печи с горелыми хот-догами и гамбургерами.

Я же готовил и готовил, а публика требовала ещё и ещё. В промежутках между едой и готовкой я общался с жителями городка, смеялся, шутил. В итоге большинство голосов досталось мне.
- Поздравляю, Вы настоящий повар на гриле! - воскликнул ведущий и вручил мне разноцветную наградную розетку.

Уже стемнело, а праздник всё продолжался. Я в полной мере насладился этим вечером.
 

Una-Voce

Проверенный
Сообщения
3.178
Достижения
150
Награды
1.192
Рабочие будни потекли один за другим. Я быстро добился признания среди коллег, нам было о чём поговорить.

Циклонз Клод и Коннор Фрио стали моими друзьями.

Я мог спокойно указать мистеру Фрио на какую-нибудь проблему. Одной из таких проблем стал наш допотопный компьютер, вынужденный ежедневно пропускать через себя море информации. Да и моё общение с техникой дальше Ворда не заходило, поэтому книга, которую подкинул мне начальник - "С компьютером проверка быстрее" - оказалась очень кстати.


Мистер Фрио, в свою очередь, читал мои заметки и в один прекрасный день предложил мне попробовать себя в качестве внештатного корреспондента. Иными словами, начальство хотело проверить, насколько я им подойду в качестве ловца сенсаций, и назначило испытательный срок.

Довольный своим успехом, я не стал терять времени и показал всё, на что способен. Доброжелательные жители Сансет-Велли с готовностью давали интервью в надежде на то, что о них напишут в газете.


Действительно, мои статьи очень нравились мистеру Фрио. Я был уверен в своих силах и предвкушал быстрый карьерный рост.


Тем более что моя вторая книга имела успех.

Вскоре мне пришлось сбавить обороты.
Поздним вечером, когда я увлечённо писал первые главы биографии своего начальника, зазвонил телефон.

На дисплее высветился незнакомый номер.
- Алло.
- Ты с дуба рухнул! - рявкнул знакомый голос.
- Анна?!
Я не мог поверить своим ушам. Сестра, моя дорогая Анна, нашла меня.
- Где ты? Ты в порядке?
- В полном. Слушай, твоя книжка продаётся в Твинбруке. Поставки из Сансет-Велли. Дойдёт до Риверсайда - ты покойник. Объясни мне, какого лешего ты затеял эту писанину?
- Я не буду молчать об этом и не хочу прятаться. Я журналист! - попытался оправдаться я.
- Не молчи в своём Сансет-Велли. На твою книгу я в Твинбруке наложу запрет: наш "приятель" вовсю тут рыскает.
- Анна...
- Не вздумай меня искать.
- Но, сестра...
- И звонить мне тоже не надо. Генри, я сменила фамилию, но любая мелочь нас выдаст, и тогда я не смогу прижать этого жука. А если он останется на свободе, я не ручаюсь за наши жизни и за жизни многих людей. Потом я свяжусь с тобой. Будь паинькой, братец. И ещё... - её голос сел.
- Что? - безразлично отозвался я. Мне казалось, что ничто не в силах расстроить меня более.
- Генри, Лина оформила развод.
- К-как?..
- Через знакомого юриста. Мне пора. Не вешай нос, брат, я люблю тебя.
Я сел на стул и долго слушал короткие гудки, раздававшиеся в трубке. Мир перестал для меня существовать.
----------------------
Баллы:
+ 0.5 за двух друзей (0.25 х 2) = 1 балл.
 

Una-Voce

Проверенный
Сообщения
3.178
Достижения
150
Награды
1.192
Целый год этот дневник пылился на книжной полке. Я был так подавлен, что пренебрёг семейной традицией. Чтобы как-то справиться с депрессией, я с головой погрузился в работу: уезжал из дома рано утром и возвращался чуть ли не за полночь, взялся за изучение информационных технологий. В итоге я разработал веб-сайт "Сансет-Велли ньюз" и создал собственный блог, где делился новостями журналистики и собственным опытом. Коннор Фрио посчитал это отличной идеей и дал мне больше времени и финансов для администрирования сайтов газеты. Лично я, благодаря премии и повышению зарплаты, тоже в накладе не остался.


Сейчас я пишу всё это с улыбкой на губах. Случилось чудо, и моя жизнь вдруг изменилась в лучшую сторону. Но обо всём по порядку.
После работы я часто ездил в парк, чтобы развеяться и написать какую-нибудь заметку о жизни города. Здесь, в центре общественной жизни, вокруг меня всегда находилось огромное количество девушек разной внешности, происхождения. У многих я брал интервью. Но ни одна из них не затронула мои чувства, даже когда я уже не вспоминал Хрусталину.



И вот, я увидел эти добрые глаза, обаятельную улыбку, услышал тихий голос. Сама скромность, она была как робкая орхидея среди густой травы - такая ранимая и в то же время строгая и рассудительная. Бебе Харт покорила моё сердце. Общаясь с ней, я словно парил в поднебесье.

Я написал рассказ о своём новом друге, о своей мечте.

Коннор Фрио и Циклонз были сильно удивлены.
- Стюарт, - поморщился начальник, - это не твой жанр. Напиши что-нибудь более... приземлённое. Читателям понравится.
- Только не эта серая мышь! - картинно закатил глаза более понятливый Циклонз, - не порти свой блог, приятель.
На Клода было бесполезно обижаться. Я попробовал пару раз, потом оставил эту затею. Не нравится - его дело. То же касается и Коннора: свой рассказ я из сети удалять не собираюсь. Наоборот, я думал, что ещё можно написать в таком духе. Так замечтался, что чуть не упал со стула, на котором раскачивался: на дисплее телефона замигал её номер.
- Алло. Здравствуй.
Я словно видел, как она улыбается.
- Генри, спасибо тебе. Это было так мило, - немного смущённо произнесла Бебе.
Это была лучшая похвала для меня. И что самое главное, рассказ ещё сильнее расположил ко мне прекраснейшую орхидею Сансет-Велли.

Мы часто созванивались. Иногда она заходила ко мне в гости и как-то раз засиделась допоздна.
- Уже темно! Мне пора! - Бебе схватила курточку.
- Подожди, я провожу, - уже в прихожей я догнал её.
- Спасибо, Генри.
- Как я могу отпустить тебя одну? - удивился я.
Бебе Харт задержалась у двери.
- Ты так добр ко мне... Столько для меня делаешь.
- Бебе, я люблю тебя и готов выполнить любое твоё желание, - выпалил я. Слова прозвучали как само собой разумеещееся. Повисла пауза.

Осмелев, я прошептал ей на ухо: "Хочу быть только с тобой".

В этом городе я вновь обрёл счастье. Я вспомнил слова сестры "Не вешай нос, брат. Я люблю тебя". Несомненно, что бы нам ни выпало в этой жизни, обязательно найдутся те, кто любит нас и готов поддержать.
--------------------------------------------------------------
Баллы:
+ 0.25 за друга (Бебе) = 1.25
 

Una-Voce

Проверенный
Сообщения
3.178
Достижения
150
Награды
1.192
С тех пор жизнь обрела смысл, и ежедневная рутина уже не подавляла меня. Я каждый вечер болтал по телефону с Бебе перед тем как лечь спать. Как-то во втором часу ночи меня разбудил шум воды, доносившийся с кухни. Предчувствуя неладное, я помчался туда и включил свет. Представшая перед моими глазами картина заставила хозяина этого несчастного дома нервно вскрикнуть: из смесителя раковины хлестала - благо - холодная вода, и весь пол на кухне и в прихожей был затоплен. Но я же точно помнил, что починил кран вечером!

На уборку и починку техники ушло два часа.


Именно техники, потому что я обнаружил, что в ту ночь сломалась не только раковина, но и засорился унитаз.

Но что такое бытовые проблемы по сравнению с ощущением любви? Я осознал, что Бебе - моя настоящая любовь, и не стоит сожалеть о прошлых ошибках. Эта любовь - первая.

Меня потянуло к холсту и краскам. Вспомнив юность, я попытался написать что-нибудь, но идея не возымела успеха, да и времени было мало.

Я занимался более полезным делом: продолжал совершенствовать своё мастерство писателя, и это приносило много пользы газете. Кроме того, биография Коннора Фрио в своём нынешнем варианте выдержала всю критику и уже обещала стать если не бестселлером, то весьма успешным проектом.

Благодаря этому Коннор закрыл глаза на романтические изыски своего подчинённого. Кто захочет терять такого ценного сотрудника? Особенно когда все в отделе, включая шефа,загружены работой.
- Ничего не успеваю, - пробормотал мистер Фрио и пристально посмотрел на меня, - Стюарт, талантливый ты наш, нам нужен ряд статей о проблемах на дороге: аварии, работа полиции - что угодно. Через три дня жду от тебя готовую статью.
- Да, сэр.

Дома я сел за компьютер, открыл пустой документ и задумался: где я могу взять достоверную и занимательную информацию для статьи? Блер Вернайт мне точно ничего рассказывать не будет, предложение Циклонза об очередном взломе базы данных полиции я отверг сразу. Оставалось заручиться поддержкой Тии Роуз, своей старой знакомой.
Я набрал её номер.
- Привет. Не желаешь зайти на чашку чая?
- Привет. Желаю, - вздохнула она, - Генри, тебе снова нужна информация?
- Скрывать не буду.
- Жди, я скоро, - она повесила трубку.
Через полчаса мы уже разговаривали у меня на кухне.
- Аварии, говоришь... - задумчиво произнесла Тиа, - наши граждане любят превышать скорость. Был недавно один случай...
Беседуя, мы вышли во двор. Моя знакомая рассказала немало нужных для статьи историй.

- А теперь рассказывай, когда вы с Бебе поженитесь, - под конец выпалила она.
- Скоро, - уклончиво отозвался я.
- Это не ответ, - буркнула Тиа.

Я развёл руками. Похоже, многие уже ждали нашей свадьбы, но я не хотел торопиться: надо было многое обдумать.
Мисс Роуз успокоилась, когда я пообещал, что не забуду пригласить её.
Спустя несколько месяцев я сделал предложение моей орхидее.

 

Una-Voce

Проверенный
Сообщения
3.178
Достижения
150
Награды
1.192
Мы прогуливались по дорожкам Центрального парка. На пальчике Бебе поблёскивало кольцо. Мои мысли занимала возникшая проблема: все доступные по средствам здания и участки, на которых можно было бы провести церемонию бракосочетания, либо были заняты на год вперёд, либо временно не сдавались.
- Генри! - голос моей невесты донёсся словно издалека.
- А?
- Ты меня слушаешь?
- Да, конечно...
- Что я только что сказала? - покачала головой Бебе.
- Ээээ...
- Генри Стюарт, - насупилась она, - я, похоже, с кирпичным забором разговариваю!
- Родная, прости, я...
Бебе вздохнула и улыбнулась:
- Генри, я думаю, что необязательно жениться на каком-нибудь Ви-Ай-Пи-пляже. Главное, чтобы у нас со свадьбой были связаны только самые лучшие воспоминания.

Я огляделся, и решение пришло само собой. Место, где мы встретили друг друга и где провели немало приятных минут. Что ещё может так напоминать о наших чувствах? Я поцеловал свою музу. Решено, бракосочетание состоится в Центральном Парке.

Этим вечером я договорился с Администрацией парка и взялся за рассылку приглашений. Тиа Роуз, Циклонз Клод - куда ж без них?
Перо остановилось на полпути к открытке. Кого я ещё могу пригласить? Перед глазами встал образ начальника: "Стюарт, остепенившийся ты наш, не забудь про пунш!"
Рука аккуратно вывела "Мистер Коннор Фрио". Я перебрал в уме всех сослуживцев. Виктория Эндрюс - подруга Бебе и моя коллега - просила её извинить. Родители невесты в другом городе и приехать не смогут.
Я хлопнул себя по лбу: как можно было забыть про Ранди Морроу? Замечательный человек, она станет украшением любой компании.
Итак, приглашения были разосланы.

Пару недель, до праздника, я слушал жалобы Циклонза (у бедняги не было ни денег, ни официального костюма) и в итоге не выдержал:
- Циклонз, я кого на праздник жду - тебя или твой костюм?
- Ну, меня.
- Вот и приходи, как есть.
Хотя "как есть" Циклонза - явление непредсказуемое, я не мог обделить приглашением своего друга.
Во вторник я забрал свой костюм из химчистки, и вечером уже был в парке.

Волнение охватило меня с головы до пят. Благополучно ли пройдёт свадьба?
Превым из гостей прибыл Коннор.
- Ну что, жених ты наш, - он похлопал меня по плечу, - готов скалкой по голове получать?
- Коннор! - изумился я, но мой начальник только расхохотался.

- А вот и молодая! - воскликнул через некоторое время.
Бебе разговаривала с Тией Роуз. Точнее, знакомила её с какой-то пожилой женщиной. Я поспешил подойти к ним.
- Генри, - невеста взяла меня за руку, - познакомься: это моя бабушка.

Я пожал маленькую, сухую руку старушки. Недоверчивая миссис Харт придирчиво осмотрела место действия, потом меня. Пока девушки обсуждали какие-то свои проблемы и новости, я изо всех сил старался убедить свою будущую родственницу в традиционности и пристойности мероприятия. Я применил всё своё обаяние, и венцом моей речи стал запыхавшийся Циклонз. Присмотревшись, я понял, что официальный костюм он так и не добыл, но тщательно вычистил свою любимую куртку.
К счастью, мне на помощь пришла Бебе. В отличие от меня, ей на переговоры с пожилой женщиной понадобилось пять минут.
И вот, под светом фонарей, под песню сверчков мы обменялись кольцами и поклялись друг другу в верности.


Праздник начался. Нас было мало, но что может быть лучше компании близких друзей? Я пожарил свои фирменные сосиски и гамбургеры, Бебе позаботилась о музыке, Циклонз всем надоедал. Я боялся, что мои гости замёрзнут в поздний час, но Коннор отмахнулся и ответил за всех:
- Стюарт, с тебя ещё немного пунша, и считай, что всем жарко.
Ранди Морроу была в полном восторге от торжества. Похоже, они с моей женой подружатся.

Я использовал свой второй шанс и не упущу его. Семья Стюарт не прекратит своё существование.


 

Una-Voce

Проверенный
Сообщения
3.178
Достижения
150
Награды
1.192
Началась наша семейная жизнь. Мне казалось, что с переездом Бебе ко мне дом стал больше и светлее.

Моя жена занималась хозяйством, наблюдала за небом в телескоп, жертвовала деньги на благотворительность. Её доброта была поистине безгранична: Бебе было нетрудно помочь подруге в любом деле. Особенно миссис Стюарт любила сидеть с детьми. В магазинах она часто задерживалась возле витрин с детскими вещами: пустышки, пелёнки весёленьких расцветок, погремушки - всё это могло занимать её внимание часами.

Несмотря на напряжённый график, я старался уделять жене как можно больше внимания, в котором она, как и любая женщина, очень нуждалась.

Бебе часто говорила, что я немного похож на её отца. Честно признаться, я не знал, радоваться этому или нет. Тесть, равно как и его супруга, жил в другом городе и работал в супермаркете, а я там ни разу не был. Прошло уже много месяцев со времени нашей с Бебе первой встречи, но контакт с её семьёй установить так и не удалось.

За последние месяцы всё, что мы от них получили, - это поздравление со свадьбой. Бебе выслала им фотографии и написала письмо.
Коннор Фрио, в свою очередь, в стороне не остался и напечатал целую статью о свадьбе. Миссис Стюарт просто сияла от счастья, когда читала эти дифирамбы.

Одно её огорчило.
- Это мои волосы так выглядят?! - воскликнула она, рассматривая очередную фотографию.
Я не особо обратил на это внимания, потому что торопился на работу. На службе в последнее время я не столько бегал по городу в поисках сенсаций, сколько сидел в офисе и отвечал на звонки. Коннор Фрио и не думал что-либо менять в этой ситуации.
- Вот что, Стюарт, - сказал он в итоге, - ты у нас давно работаешь, во всём разбираешься. Отдохни от полевой работы, займись консультацией.
Рабочее место я покинул уже в ранге работника на телефоне,и к тому же получил солидную премию.

Бебе позвонила и сообщила, что у неё для меня есть важная новость. Что это может быть? Высмотрела что-то в космосе или выучила новые аккорды?


Дома я узнал, что скоро стану отцом.
 

Una-Voce

Проверенный
Сообщения
3.178
Достижения
150
Награды
1.192
Изменения в семье принесли с собой как много радости, так и множество хлопот. Бебе была счастлива носить ребёнка, но в то же время стала раздражительной.

Её технофобия - боязнь любой техники, неумение с оной обращаться - обострилась и выводила жену из себя.

Разводной ключ, можно сказать, поселился в моём кармане.
Особенно тяжёлый выбор предоставился жене, когда ей позвонили из ратуши. Работник отдела по развитию культуры предложил Бебе, начинающей писательнице, пожертвовать три книги в библиотеку ратуши.

Жена закусила губу и посмотрела на компьютер, но отказаться от такого благотворительного шага не смогла.
Я стоял за спиной Бебе, когда она открывала текстовый документ и начинала свою работу.
- Как назовёшь? - я положил руки жене на плечи.
- "Фантазёр". Нормально?
- Прекрасно, - я улыбнулся.

Бебе успешно начала работу. Не скажу, что мне нравилась эта идея. Любой страх надо преодолевать, но беременность не лучшее время для таких подвигов.
Чтобы порадовать мою любительницу книг и помочь ей немного снять стресс, я накупил детских книжек и книг для родителей. Когда я выложил их из пакета, Бебе бросила компьютер и схватила одно из пособий.
- Генри, это как раз то, что надо! Холли посоветовала мне эту книгу как лучшую. Там и диеты, и гимнастика...
- Чудесно, дорогая. Я переложу их в шкаф.


Жена взялась за чтение. Я бы с удовольствием поддержал её, но рабочие проекты не могли быть отложены. Порой Бебе обижалась на меня за такую любовь к работе.
- Родная, нашему сыну нужна своя комната, и бесплатно нам её не построят, - приводил я разумные доводы, но часто они не работали. Проще было сделать жене массаж. Малыш рос, и Бебе было всё тяжелее ходить. Как следствие, её спина болела. Но это стоило чуда, которое мы ждали. Я часто разговаривал с ним - был уверен, что малыш меня слышит. Я не мог быть с ним настолько близко, как Бебе, но привыкать ко мне он должен был уже сейчас.


- Сынок, с добрым утром, - ворковал я перед работой.
- Генри, - вздыхала жена, - у нас будет девочка!
- Вот ещё, - такие заявления меня задевали, - это наследник Стюартов.

Бебе стояла на своём. Делать УЗИ она, тем не менее, принципиально не хотела, потому что боялась облучения. Я не спорил с ней: любая техника не внушала Бебе доверия, поэтому она и книгу писала нечасто. В отличие от меня: я постоянно корректировал главы из книги, писал, совешенствовал черновик, как мог.

- Геееенри! - достучалась в один из таких моментов до меня Бебе.
- А?
- Я нашла себе превосходное хобби, - с улыбкой доложила жена, - в газете был купон со скидкой, и я посетила садоводческий семинар. Хочу разбить небольшой сад во дворе. Как ты на это смотришь?


- Чудесная идея, Бебе! - воскликнул я.
Это мне так напомнило об Анне. Я вдруг почувстовал, как мне приятно будет видеть зелёные насаждения - это сблизит мой собственный дом с тем, в котором я родился.
- Генри, ты много работаешь, - вернула меня к реальности жена, - прошу тебя, отдохни, отвлекись от этой машины.
- Ты права.
Я выключил компьютер, после чего долго ходил по дому без дела. В конце концов мой взгляд упал на мольберт. Я обмакнул кисть в краску и несколькими быстрыми движениями изобразил на холсте ромб.

Но надолго меня не хватило, и я отошёл от мольберта. Вдохновение - самая капризная вещь на Земле. Сам того не замечая, я снова сел за книгу.
- Генри!
Я повернулся к жене. Бебе стояла с аквариумом в руках. В сосуде плавала маленькая золотая рыбка.
- Нравится? - Бебе улыбнулась, но в её взгляде был виден маленький укор, - я назвала её Маришей. Пусть побудет в нашей спальне.

- Чудесно, милая. Как твоя спина?
- Побаливает, - закатила глаза жена.
- Поставь Маришу куда-нибудь.
Я взял аквариум и поставил его на стол. Бедной спине Бебе требовался срочный массаж...

В два часа ночи Бебе разбудила меня. Наш малыш был готов появиться на свет.

Спешно собравшись, я отвёз жену в больницу. Меня хотели отправить обратно домой, но я хотел быть как можно ближе к Бебе и своему сыну. Или дочери, как хотела Бебе, - неважно. Мне было велено ждать в коридоре. Отчаянные крики Бебе заставляли меня вздрагивать, но и без них я не смог бы уснуть. Врачи бегали туда-обратно и только отмахивались от меня, когда я пытался спросить о чём-либо. Ожидание было невыносимо, но муки Бебе были ещё хуже.
Прошло несколько часов - точно не знаю, сколько - медсестра вышла ко мне.
- Мистер Стюарт?
- Как они?
- Роды были тяжёлыми. У Вас сын, поздравляю. Как его записать?
- Он Фредерик. Фредерик Генри Стюарт.

Как рассказывала потом Бебе, наш сын, получив шлепок от врача, не замедлил ответить возмущённым визгом и сильным пинком, потом ещё одним. Впрочем, Фредерик Стюарт быстро отвлёкся от своего первого обидчика.

Похоже, этот ребёнок с самого начала своей жизни решил не давать себя в обиду. Совсем скоро мне удалось рассмотреть своего наследника, своё сокровище: почти всем он был похож на Бебе, но только не цветом волос. Маленький Стюарт был таким же рыжим, как и его предки.

Бебе даже забыла посетовать на то, что родившийся ребёнок не девочка. Наша радость затмила всё.

-----------------------------------
Баллы:
+ 0.5 за второе поколение = 1.75
 

Una-Voce

Проверенный
Сообщения
3.178
Достижения
150
Награды
1.192
На следующий день, когда Бебе принесла Фредерика домой, я рассказал жене о Генри МакГлуме, друге моего отца. МакГлум умер за несколько часов до моего рождения.
- Вот почему тебя назвали "Генри", - улыбнулась Бебе, не отрывая взгляда от сына, - а ведь вы с Фредди родились в один день. Еще одно совпадение.

Я не сразу понял, о чём она говорит: совершенно забыл, что сегодня день моего тридцатилетия.

Но что значит день рождения? Ничего. Меня никогда особо не волновала годовщина моего появления на свет: поздравлять человека с тем, что он существует, не имеет смысла. Другое дело - достижения или появление нового человечка в семье. Я был готов ежеминутно бросать все дела и бежать обнимать, успокаивать сына, когда он плакал.

Впрочем, у Бебе это получалось куда лучше, чем у меня. Она умудрялась и позаботиться о ребёнке, и найти, в каком магазине города объявлены скидки, и полить-прополоть свой огород. В последнее дело она окунулась с головой и сильно в нём преуспела.

- Наши овощи и фрукты будут лучше магазинских, - произнесла она однажды, - и вкуснее, и чище, без различных ядохимикатов. Наш Фредди должен расти здоровым, правда?
Вопрос был обращён непосредственно к сыну, который сразу же радостно засмеялся. Малыш, он любые слова, сказанные ласковым голосом, воспринимал как похвалу.
Между тем не мы одни праздновали пополнение в семействе. Моя коллега и подруга Бебе, Виктория Эндрюс, немногим раньше нас обзавелась сыном, которого назвала Марселем. Теперь две молодые матери постоянно созванивались для обмена опытом и новостями. Я же выполнял двойную работу, так как Виктория ушла в декретный отпуск.

Времени на биографию Коннора не хватало, и я засиживался допоздна. Бебе тоже уставала, и ночью, чтобы не будить её, я сам заботился о Фредерике.

Я был доволен своей жизнью. За девять лет в Сансет-Велли я создал семью, построил карьеру, как и мой отей в своё время.

Но одна мысль грызла меня: как идут дела у Анны. Жива ли она, после стольких опасностей? Домашний интернет мне не помог в поисках: информация о полиции Твинбрука была засекречена, и я решил попросить помощи у Циклонза.

Утром я приехал на работу и сразу же взялся за своего друга:
- Циклонз, есть дело.
- Нет проблем.
- Тогда слушай...
- Стюарт! Готова моя книга?
К нам подошёл Коннор Фрио.
- Да, сэр.

- Превосходно! Пойдём, обсудим.
Я знаком показал Циклонзу, что поговорю с ним позже, и покорно пошёл за начальником. Мистер Фрио был очень доволен материалом и пообещал премию. Битый час я потратил на разговоры с ним.

- Циклонз! - я поймал своего друга, - мне нужны данные о полиции Твинбрука.
- Ого! - поднял брови Клод.
- Это возможно?
- Вполне, - Циклонз потёр подбородок, - но Твинбрук - город особенный, и могут возникнуть проблемы.
- Чем это особенный?
- Понимаешь, там раньше были засекреченные объекты, заводы, на которых работали с радиактивными элементами или что-то вроде этого. Город закрытый и какие-либо данные о нём найти сложно. Но я постараюсь. Что конкретно тебе надо?
- Сотрудник полиции по имени Анна. Девять лет назад должна была появиться там.
- Ух ты, - присвистнул Циклонз, - старая подружка?
- Найдёшь что-нибудь - скажу, - пообещал я.
Следующим утром меня разбудил вкусный запах выпечки. Я поспешил на кухню и увидел на столе вафли.
- С добрым утром, - улыбнулась Бебе.

Я с удовольствием позавтракал и поехал в Центральный парк. Мне нужно было найти какую-нибудь свежую интересную новость для новой статьи. По прибытии на место я представился пожилой женщине. Её лицо показалось мне знакомым, и не удивительно: это была Вита Альто, Член городского совета. Не веря своей удаче, я постарался произвести на неё впечатление. Знаменитая дама не стала капризничать и сама легко пошла на контакт. Она явно мечтала вернуть былую славу через друга-журналиста.

Эта женщина отпустила меня, когда почувствовала, что материала для интервью достаточно.
Едва прибыв домой, я сел за компьютер, чтобы как можно лучше и быстрее написать статью о Вите Альто.
- Генри, он нашем Фредди заметка в газете! - сообщила Бебе.

- Сам писал, - похвалился я.
- Ты чудо! - она обняла меня, - ой, Фредди...
Малыш плакал. Жена поспешила прийти ему на помощь. Похоже, сыну просто потребовалось материнское внимание. Через пару минут он уже смеялся, но, честно говоря, мне этот смех не нравился: было в нём что-то нехорошее, злорадное. И так всегда, когда кто-нибудь из родителей чувствовал себя плохо. Быть может, это всё мои фантазии и надо побольше спать, и я не беспокоил этими догадками Бебе.

Тем более она тоже не юная, ей тоже скоро тридцать.

На работе я получил ответ на свою вчерашнюю статью.
- Стюарт, популярный мой, - улыбнулся Фрио, - Вита Альто требует поощрения в твою честь! Кстати, и движение "Лам" тобой довольно.


Судя по этой улыбке, поощрение получит и вся газета. Или, во всяком случае, сам начальник. Я же рассчитывал получить "своего человека" в ратуше, особенно если у Циклонза не получится раздобыть информацию.
- Негусто, Стюарт, - Клод с загадочным видом отвёл меня в сторону, - там есть какая-то Анна Харди, следователь. Знаменита тем, что не так давно отдала под суд одного вора в законе, сейчас идёт процесс.
- Она! - невольно воскликнул я.
- Подружка? - обрадовался Циклонз.
- Сестра. Мы давно потерялись, и я до сих пор не знаю почти ничего о ней.
- Про тебя можно мыльную оперу отснять, - присвистнул Клод, - вот что, Генри: подайся в следственные. Тогда у тебя будет больше возможностей кого-либо отыскать.
Так я и сделал. Коннор Фрио без колебаний назначил меня на эту должность.

Довольный жизнью, я помчался домой. Похвалил растущий сад жены, не слушая ничего в ответ, вбежал в дом... и оказался по щиколотку в воде.
- Генри, - Бебе вбежала вслед за мной, - кран сломался.
- Ага. А я нашёл Анну.
- Что?
- Я всё расскажу. Только с краном разберусь, - ответил я и взялся за инструменты.
 

Una-Voce

Проверенный
Сообщения
3.178
Достижения
150
Награды
1.192
Я решил собрать воедино всё, что удалось узнать о сестре. Так было намного легче систематизировать данные и прийти к нужным выводам.

Я был настолько погружён в это дело, что не сразу понял, что хочет позвонивший мне Циклонз.
- Алло. Что нового об Анне?
- Об Анне ничего. Как насчёт Арти?
- Причём тут Арти?
- Генри, проснись и слушай меня: Арти Пейдж - известный технофоб, почище твоей Бебе. Поговори с ним и покажи, с какой стороны гаечный ключ брать.
- Разводной лучше.
- Да хоть скрипичный. Считай это благотворительностью с небольшим вознаграждением. Бывай.

Я понял, что мне надо отвлечься, а для этого лучшим будет поговорить с Пейджем.
Меня встретил пожилой темнокожий человек.

Не могу передать словами, как трудно было с ним общаться. Мистер Пейдж ни в какую не хотел признавать мою точку зрения, но про свою брюзжал много.

- Нет, нет и нет, - махал он руками.
В итоге я молча взял инструменты, повозился с микроволновкой старика Арти, после чего спокойно разогрел в ней обед.
- Мне взяться за душ? - демонстративно спросил я.
- Не надо, - буркнул мистер Пейдж, - я друзьям верю.

Вот так, неожиданно для себя, я обрёл нового друга.
Я много услышал от него и много рассказал о себе и своей семье. О жене, которая вкусно готовит, и о годовалом сыне.

Да, прошёл уже год с рождения Фредерика Стюарта.


Мы с ним настоящие друзья. Фредерик уже вовсю лопочет, и я в первую очередь собираюсь помочь ему развить речевые навыки.

 

Una-Voce

Проверенный
Сообщения
3.178
Достижения
150
Награды
1.192
По дому разносились звуки ксилофона. Наше молодое дарование старательно демонстрировал мелодии собственного изобретения, попутно пытаясь попробовать инструмент на зуб.

- Фредди! - пресекла это действие Бебе, - не пихай в рот всё подряд!
Но даже перспектива угоститься сочным арбузом не могла заставить Фредерика перевести палочку от ксилофона в разряд запретного "всего подряд".

Оставив на меня ребёнка, жена отправилась в салон красоты. Ей не помешал бы отдых, а мы с сыном без Бебе не пропадём. До ужина точно.

Бебе вернулась поздно, когда Фредерик уже спал.
- Чудесно выглядишь, - я обнял жену.
- Не подлизывайся, - хихикнула она, не в силах устоять перед моим обаянием.

Утром мы проснулись от того же "до-ре-ми"-звона. Было очевидно, что сын изрядно поднаторел в музыке, и его способностям можно было только порадоваться, но высыпаться родителям тоже нужно было.

Мы с женой спрятали этот злосчастный ксилофон и подсунули ребёнку кубики. Вопреки нашим страхам, Фредерик нисколько не расстроился: разноцветная игрушка привела его в неописуемый восторг. К счастью, о ксилофоне можно было уже не вспоминать.

- До первой гитары, - уточнил я, и мы спешно принялись собираться.
Это был особенный день, и я боялся опоздать. Симитцеровская премия - явление не самое грандиозное, но и не повседневное. Я в числе номинантов и рассчитываю не подвести свою газету.
- Стюарт, где тебя носит?! - нервно воскликнул Коннор, встречая меня в холле, - все уже в сборе!
И вот, спустя полчаса, под громкие апплодисменты коллег я поднялся на сцену и пожал руку одному знаменитому человеку, ведущему программы новостей, корифею журналистики.

В первом ряду, сияя от счастья, хлопала в ладоши моя Бебе, такая же прекрасная, как и в юности.


Я заметил, что не один так считаю: моя жена ловила восхищённые взгляды коллег.
Домой мы прибыли поздно. Няня справилась со своими обязанностями, и Фредерик чувствовал себя прекрасно. Порой мне казалось, что моему самостоятельному сыну никакая няня не нужна: для своего возраста он был очень развитым и независимым.

В его будущих успехах можно было не сомневаться: у нас рос настоящий математик.


Всё это не раз выслушивал Циклонз в офисе.
- И почему ты его Альбертом не назвал, а? - вопросил он однажды, - потом бы фамилию...
- Требую уволить! Запретить! Выгнать!!
Из яростной неясной речи нашего возмущённого посетителя я понял, что его до глубины души оскорбил недавний репортаж о "Ламах". Циклонз поморщился, словно бы говоря: "Ох уж эти спортивные фанаты". Я понял, что надо немедленно брать ситуацию под контроль, пока не вмешался шеф.
- Сэр, мы сожалеем о случившемся, - мягко сказал я, - обещаю, что Ваша жалоба будет рассмотрена.
В конце концов мне удалось выпроводить этого человека.
- Я вернусь! - пообещал он.
- Будем Вам рады, - улыбнулся я и закрыл за ним дверь.

- Ты герой, - Циклонз поднял вверх два больших пальца.
- Я камикадзе...
Но версия Циклонза была оценена коллективом куда больше. И через несколько дней это сыграло свою роль.
- Стюарт, - обратился ко мне Коннор Фрио, который был уже в курсе событий, - что в нашем ремесле самое неправдоподобное?
- Прогноз погоды, сэр!
- Верно. И у тебя, Стюарт, есть для этого всё: опыт за плечами, прекрасные работы, умение выкручиваться из любой ситуации. Завтра чтоб приступил.

Солнечный день порадовал необычайным достижением: работой на телевидении. Эта новая должность - синоптик-обозреватель - гарантировала многие карьерные преимущества. Я практически не зависел от Коннора Фрио, что бы тот ни говорил.
Теперь я мог не бегать по городу в поисках свежей информации, и это дало мне возможность заняться сыном. Я уже чувствовал вину перед ним за свою постоянную занятость. С моей помощью талантливый Фредерик быстро научился внятно говорить и даже читать.


Но чаще всего он бегал за мной с любимой книжкой - "Правила счёта для начинающих". Я не ошибся в его наклонностях: любовь к математике была видна с самого детства.


Я же продолжал работать над своей мечтой жизни.

Тем более что чувствовал, как с моей шеи свалился непосильный многолетний груз: я дозвонился до Анны.
 

Una-Voce

Проверенный
Сообщения
3.178
Достижения
150
Награды
1.192
Мне удалось достать очень ценную информацию: многолетняя борьба Анны Стюарт-Харди с коррумпированным чиновником закончилась полной победой первой.
Всвязи с этим всплыли такие интересные данные, как послужной список этой женщины. При помощи Циклонза в моих руках оказался и её телефон в Твинбруке.
- Привет. Ты не поверишь, как я рада тебя слышать, - ответила она на моё приветствие.
- Я тоже. Анна, теперь ты можешь не прятаться. Мы можем хотя бы слышать друг друга чаще? - с замиранием сердца спросил я.
- Разумеется, брат, - хмыкнула Анна, - кстати, что это за бормотание рядом с тобой?
- Это Фредерик, - я держал сына на руках.
Мы проговорили несколько часов. Мне казалось, что я нашёл оазис после нескольких лет блужданий по пустыне.

Моя сестра жива, работает в Твинбруке агентом полиции, замужем за неким Харди, пожарным, у неё сын Пэйн, который родился полгода назад. Анна узнала о моих дорогих Фредерике, маленьком гение, и Бебе, талантливом садаводе, о моих коллегах и на каком канале меня можно теперь увидеть. Связь в Твинбруке была плохая, но мы взяли за правило созваниваться каждый месяц.

Этот разговор я постоянно прокручивал в уме уже долгое время.
- Стюарт, о чём задумался? - ко мне подсела Виктория Эндрюс.
- Здравствуй, - я подвинулся.
- Генри, я могу считать тебя своим другом?
- Конечно.
Я не мог понять, к чему этот разговор. Эндрюс нужны идеи для статьи? Или хочет, чтобы я подменил её на время?
- Стюарт, мне не нужно что-то конкретное, - Виктория словно читала мои мысли, - просто хочу, чтобы мы стали лучшими друзьями.

- Разумеется, я буду рад укрепить нашу дружбу.
После работы я всё ещё находился в некотором недоумении от заявления Виктории, и вырвавшаяся из крана вода, честно признаться, напугала меня.

Уняв дрожь в руках, я починил злосчастную сантехнику. Моя нервозность - я начинаю в этом убеждаться - не доведёт до добра, если с ней не бороться.

Но как не волноваться, если скоро придётся отпустить своего сына в школу? Сможет ли он нормально контактировать с учителями и одноклассниками? У Фредерика непростой характер, и сын рискует не найти новых друзей.

Я был занят одним своим другом. Постоянно созваниваясь с Анной и получая информацию из первых рук, я отредактировал свои записи о сестре и выпустил книгу - биографию Анны.

Я совсем не ожидал, что Бебе это не понравится.
- От тебя только и слышно: Анна, Анна, - с обидой в голосе воскликнула жена, - я для тебя совсем не существую!
- Она моя сестра! Анна всегда много для меня делала и даже спасла мне жизнь.
- А я, получается, ничего для тебя не сделала?! - всхлипнула Бебе и убежала в спальню.

- Бебе, ты моя жена, я люблю тебя. Но Анна, понимаешь... - попытался втолковать я двери.
- Не подлизывайся! - отрезала жена.

- Ну, знаешь ли! - не выдержал уже я, - Бебе, сиди там, если тебе это так нравится! Я под дверью вечность провести не планировал.
Я вышел на улицу и глубоко вздохнул. Мои руки дрожали. Нервы были буквально взвинчены, и я не знаю, где нашёл силы, чтобы не накричать на жену.
Собравшись и успокоившись, я стал проверять почту.
- Генри, - Бебе тихо покинула дом вслед за мной, - Генри, прости меня!
Я тоже извинился: не следовало слишком увлекаться работой. Услышав о недавнем конфликте, Виктория Эндрюс, мой лучший друг и старая подруга жены, умудрилась поддержать нас обоих. Так же искренне они с Бебе поздравляли меня со следующей Симитцеровской премией.

-------------------------------------------------
Баллы:
+ 0.75 за друзей (Арти Пейдж, Виктория Эндрюс, Холли Альто) = 2.5
 

Una-Voce

Проверенный
Сообщения
3.178
Достижения
150
Награды
1.192
Я посмотрел на часы. 13:30. Гус Харт, мой тесть, который три дня назад переехал с женой в Сансет-Велли, опаздывал. Они с миссис Харт вчера нанесли визит Бебе и Фредерику. Я был на работе и присутствовать там не мог. Поэтому тесть попросил встретиться сегодня, в Центральном парке.
- Генри Стюарт! - окликнул меня худой пожилой человек.

Гус Харт оказался человеком немного странным, но дружелюбным и приятным в общении. Теперь стало понятно, в кого моя Бебе. Мистер Харт за короткое время успел рассказать и о своей дочери, и о своей жене, и как его принял Фредерик. Я узнал, что после каждого выпуска новостей, дождавшись прогноза погоды, он, по обыкновению сидя в баре, указывает на телевизор и говорит своим пожилым друзьям, что этот обаятельный молодой человек, знаменитый Генри Стюарт, муж его Бебе.

Я добавил, что среди своих друзей известен и как хороший сантехник. Конечно, я никогда не стремился чинить трубы и смесители, но хорошо поднаторел в этом деле из-за привычки всю тяжёлую работу дома делать самому. Гус Харт радостно закивал: Бебе уже похвасталась моим новым "званием".

Упомянули мы и о моей последней статье. Многое для её создания я почерпнул из разговоров с Тией Роуз.

Самое главное, что я не прогадал с идеей: проблема дорожно-транспортных происшествий в последнее время стала актуальной как никогда. У Коннора Фрио превосходное чутьё на перспективные статьи. Он отправил мою на все передовицы и оказался прав: рейтинг газеты вырос.

Мне уже пророчили третью Симитцеровскую премию.
- Привет, - к нам подошла Бебе, моя вечно молодая жена.

Она сообщила, что уже поздно, а Фредерик сидит дома один.
- Он уже большой, Бебе, - возразил я, - найдёт, чем себя занять.
Но победить тревогу материнского сердца не под силу никому и ничему, и я, распрощавшись с Гусом Хартом, послушно поехал домой.
Пару дней назад, наслушавшись воркотни Бебе и Виктории Эндрюс над своими малышами, я решил написать ещё одну книгу. Давно хотелось попробовать себя в жанре юмористического романа, но идей совершенно не было. Сейчас у меня в арсенале были и многочисленные истории, и консультанты, готовые говорить на эту тему вечно. Так начался роман "Дети"

- Па, - едва я вернулся домой, Фредерик блокировал все пути к компьютеру, - настрой телескоп, пожалуйста, он не показывает.
Ребёнок сделал серьёзно-сердитое лицо. Похоже, весь день он пытался управиться с агрегатом самостоятельно. Это, пожалуй, единственная черта, которую сын от меня унаследовал, - трудолюбие.

Фредерик не любил терять времени даром, и когда остальные дети, насляждаясь последним дошкольным днём, играли и резвились, он решил заняться астрономией. Казалось, ещё вчера Фредерик беспомощно лежал в кроватке, а сегодня я уже готовлю его к школе.

---------------------------------------------------
Баллы:
+0.25 за друга (Вита Альто) = 2.75
 

Una-Voce

Проверенный
Сообщения
3.178
Достижения
150
Награды
1.192
С первого нашего занятия на логическое мышление стало понятно, что Фредерик уже обошёл не только своих сверстников, но и меня.

Ужин готов! - позвала Бебе, что дало мне время для передышки и осмысления ответа на особо заковыристый детский вопрос.

На следующий день я этим вопросом замучил весь свой коллектив.
- Стюарт, - догнал меня Коннор Фрио, - статья...
- От Луны до Марса...
- Какой Марс?! Статья, говорю, неплохая. Но что-то ты сдаёшь.

- А эта? - я подал начальнику свежую рукопись.<неи- Посмотрю, - мистер Фрио сразу же покинул меня.
Похоже, информацией о Марсе мои коллеги не располагали. К кому обратиться? Кто разбирается в астрономии?
- Стюарт, вот это я понимаю! Вот это на первую полосу! - размахивая моим произведением, в кабинет ворвался Коннор Фрио, - достойно главного репортёра.

- Что?!
Как выяснилось, тот влиятельный человек, ведущий программы новостей, продюсер и обладатель ещё множества почётных должностей - его фамилия Фьюрелл - заметил меня на позапрошлой Симитцеровской премии и с тех пор следит за моей работой: за всеми успехами и неудачами в карьере журналиста. Теперь этот держатель акций нашей славной конторы посчитал меня достойным стать главным репортёром газеты.

Домой я вернулся поздно, когда почти стемнело: коллегам пришла в голову идея отметить моё повышение. Фактически, я сместил Коннора Фрио с поста начальника Сансет-Велли Ньюз.
Ко мне подошла Бебе и с каким-то смущённым видом подала мне яблоко:
- Попробуй.
Это был божественный вкус
- Нравится?
Очень! Как тебе удалось вырастить такую красоту?
- Секрет, - жена прижала палец к губам, - готовься попробовать оладьи с этими яблоками.
- Хочу прямо сейчас!
- Сейчас салат, - рассмеялась Бебе.

Предвкушая прекрасный ужин, я набрал номер сестры:
- Здравствуй, Анна. Не забыла астрономию?
- Нет. Не справляешься с программой первого класса?
- Куда там первому классу.
Через полчаса Фредерик получил ответ на свой вчерашний вопрос. Мы с сыном зарегистрировали новую звезду, и Фредерик получил свои первые симолеоны.

- Па, как ты считаешь, - с задумчивым видом произнёс ребёнок, - а у нас в городе киборги есть?
- Нет, конечно.
Лицо Фредерика исказила кривая усмешка:
- Значит, будут.


- Вперёд и с песней, - я потрепал сына по плечу.<неиОднако его целеустремлённость, сопровождаемая какой-то необъяснимой злобой, заставляла воспринимать эти слова всерьёз. Хотелось бы верить, что и эта мечта всего лишь детское увлечение.
Следующая череда рабочих будней ознаменовалась для меня лишь одним событием: Коннор Фрио передал мне важное с точки зрения мистера Фьюрелла пособие - "Использование квадратных скобок". Это был явный намёк на введение новой технологии, чем я не замедлил заняться.


Фредерик получил своё первое серьёзное задание: сделать доклад о работе супермаркета. Я созвонился с пожилыми Хартами, которые там работали, и у сына не возникло проблем с практической частью исследования. Сам же Генри Стюарт помог Фредерику написать план доклада.


- Спасибо, па, - отблагодарил меня сын. - а Марсель сегодня мне рассказал, что ты опять утихомирил какого-то человека на работе.
- Всё твой Марсель знает..
Марсель Эндрюс - единственный друг Фредерика - всегда был в курсе дел газеты, где работала его мать. Видимо, на этот раз она поведала сыну о новом пришествии нашего старого знакомого, футбольного фаната. Похоже, его жалобы стали одной из традиций Сансет-Велли Ньюз.

Сам Марсель Эндрюс после школы часто заезжал к нам домой. Добрый открытый мальчик словно служил противовесом к моему Фредерику. Виктория Эндрюс, похоже, была того же мнения. Другие одноклассники почему-то моего сына не интересовали. Может быть, Марсель - единственный, кто смог ужиться с гениальным Фредериком.

-----------------------------------------
Баллы:
+0.25 за друга (Марсель Эндрюс) = 3
 

Una-Voce

Проверенный
Сообщения
3.178
Достижения
150
Награды
1.192
Бебе с головой окунулась в творчество, и выполнение заказа продвигалось ударными темпами.

Мне не нравились мотивы жены: она всегда мечтала о большой семье, о том, как вырастит пятерых детей, но Фредерику уже одиннадцать, а братьев и сестёр у него нет.

Мы обращались к врачу, но результаты оказались неутешительными: Бебе больше не сможет иметь детей. С тех пор она начала уходить в себя и вяло реагировала даже на открытия сына, которым всегда больше всех радовалась.




Звать Бебе к телескопу, чтобы посмотреть на звёзды, тоже было бесполезно.

Решение проблемы пришло с самой неожиданной стороны. Мой юмористический роман "Дети" был закончен и по популярности уже превзошёл все предыдущие книги.

Я чуть ли не заставил жену взяться за эту книгу. Бебе пожала плечами и покорно начала чтение. Как же счастлив я был, когда через некоторое время увидел её улыбку! Воспоминания о младенчестве Фредерика, весёлый, непринуждённый язык книги вывели мою жену из депрессии. К ней вернулось обычное расположение духа, а также стремление вникнуть в дела сына, который решил доказать миру, что он гений, и вплотную занялся наукой. Зная Фредерика, могу только сказать, что горе тому, кто усомнится в его гениальности.

Именно книга "Дети" принесла мне широкую известность. Теперь для того, чтобы взять интервью, мне достаточно было просто посетить Центральный парк. Горожане чуть ли не становились ко мне в очередь.

Я легко заводил друзей и здоровался за руку с видными людьми города. Иными словами, я стал знаменит.


Зная это, редактор регулярно требовал с меня новые статьи. Порой я не знал, где взять времени для этого, но наше сотрудничество - редактора и главного репортёра - вывело Сансет-Велли Ньюз на новый уровень. Наше детище стало чем-то большим, чем провинциальная газета.

Вскоре я взял бразды правления в свои руки: реклама, цензура - всё зависело от меня, редактора.

А я не боялся поднимать животрепещущие темы, даже если влиятельные люди не желали даже упоминания о них где-либо.


- Генри, ты хочешь объявить им войну? - спросил однажды меня Коннор Фрио.
- Если они посмеют начать боевые действия, - я пожал плечами, - то это их дело. Я же одну войну выиграл.
- За семью ты не боишься?
Боюсь, конечно, боюсь.
- Я не могу молчать, Коннор. Будь что будет, но правду от граждан я утаить не вправе.
Я старею, и по сути, скоро будет всё равно, что меня ждёт. Главное - поднять на ноги Фредерика. Сейчас сын ещё маленький и беззащитный, но когда вырастет, то сможет постоять за себя, если понадобится. Мы с Анной смогли, а он превзойдёт нас обоих.
Когда Фредерик пошёл в школу, некоторые одноклассники невзлюбили его, но сейчас они за Стюартом-младшим и в огонь, и в воду пойдут.

Я боялся, что сын не сможет подружиться с детьми, а он так много с ними общается.

Бебе, словно восстав из мёртвых, жила полной жизнью и писала новые книги.


Я был счастлив, что имею такую семью.
-----------------------------------
Баллы:
+ 0.25 за друга (Мортимер Гот) = 3.25
 

Una-Voce

Проверенный
Сообщения
3.178
Достижения
150
Награды
1.192
Впрочем, в жизни случаются как взлёты, так и падения. Документальные произведения никогда не были слишком популярны, тем более в Сансет-Велли. Но многие документы отца не могли быть опубликованы, и я счёл нужным переписать их.

Я так много трудился над главами, повествующими об истории Англии, что переутомился.

Бебе не сразу смогла дозваться до меня. Ей пришлось идти в кабинет и чуть ли не силком тащить меня ужинать.

- Генри, ты не забыл? - позвонил мне после ужина Коннор.
- Мм?
- Стюарт, выставка!
Я хлопнул себя по лбу. В офисе намечалась выставка картин городских художников, и моё участие тоже было желательно, но я не успевал.

- Фрио, мне нужно в школу. Срочно, - нужно было решить некоторые неотложные вопросы, касающиеся перевода Фредерика в старшую школу. Мой сын был одним из лучших учеников в школе, и нельзя было упустить шанс записать его в класс с физико-математическим уклоном: Фредерик имел возможность со школы учиться у лучших преподавателей и сотрудничать с научным институтом.

- Коннор, я постараюсь, но ничего не обещаю.
- Ты уж постарайся! - буркнул Фрио и бросил трубку.
Да, прийти на выставку было необходимо только потому, чтобы исправить свой недавний провал со статьёй об Арти Пейдже. Я знал, что этот старик к чему-нибудь прицепится. Так и случилось. Не скажу, что этот случай повредил моей карьере, но множество неприятных фактов в мою биографию добавил.


- Па, смотри, это Титан.
Я посмотрел в телескоп. Недавно открытая звезда сияла холодным светом. Она напоминала самого Фредерика.

- А эту я назову "Великая", - продолжал сын.

Наука для него - всё. А вот от искусства он далёк как Бебе от вершин механики. Пожалуй, Фредерик и не поймёт, если я променяю переговоры с классным руководителем на офис, наполненный "всякой мазнёй", как он любит выражаться. Ещё и обозлится. Сам факт того, что он несовершеннолетний и не может сам пройти собеседование, бесил Фредерика.
Моему сыну уже четырнадцать, как-никак.

 

Una-Voce

Проверенный
Сообщения
3.178
Достижения
150
Награды
1.192
- Мам, опять что-то пишешь! - воскликнул Фредерик, на ходу надевая куртку, - это мой компьютер! У меня там курсовая, между прочим.

- Никто твою курсовую не удалит, - откликнулся я из-за своего компьютера, попутно читая рецензию на очередную статью, - будь повежливее, юноша. Маме нужно уступать.

Знаю, - отрезал сын и побежал к своему телескопу.

Он по-прежнему не считал писательское дело чем-то важным и достойным того, чтобы часами сидеть за компьютером. Кроме того, Фредерик боялся, что Бебе случайно удалит какие-нибудь важные файлы: данные обо всех научных изысканиях сына хранились на жёстком диске. Фредерик учился в физико-математическом классе, и углублённое изучение предметов подразумевало под собой серьёзные исследования и защиту курсовой работы. Бебе же настолько увлеклась своим благотворительным творчеством, что мне пришлось установить график пользования вторым компьютером. Как я мечтал купить третий!
Азарт жены подогревало то, что с мастерством пришёл и успех.

За удачной второй книгой последовала третья.

Я мало бывал дома. Моя работа никогда не исключала того, что некоторым не нравились мои статьи. У меня было много друзей, но любой скептик, брюзга, любой человек без чувства юмора переставал водить со мной дружбу после первой же заметки о нём. Я не жалею об этом. Настоящие друзья ценят мой гений и не обижаются по пустякам. А на обиженных, как говорится, воду возят.

У меня и без их выкрутасов дел хватает.
- Генри! - взвизгнула жена, - кран опять...
С уникальной способностью Бебе ломать технику удивляться этой ситуации не приходилось, хотя я проводил ремонт в ванной всего неделю назад. При всех моих умениях на очередную войну с сантехникой ушло довольно много времени. Когда я закончил, Бебе уже спала, а Фредерика дома вообще не оказалось.

Он вернулся за полночь и рассказал, как пересёк полгорода, чтобы найти упавший метеорит. Находка, разумеется, была причислена к списку частной собственности Фредерика и храниться стала у него в комнате. Я подозреваю, что он будет проводить с ним опыты. Да что подозреваю... у сына это на лице написано.

Его увлечение садоводством тоже не кажется мне обычной прихотью: Фредерик ничего не делает просто так и никогда не отвлекается от своей цели. Наверное, решил создать какого-нибудь биокиборга в броне из инопланетного металла.

Догадки догадками, но в научном институте уже заметили талантливого юношу.


Жаль только, что он не станет журналистом. Но если человек не находит удовольствия в том, чтобы вести "Новости Сансет-Велли", глупо его заставлять. Я на вершине карьеры и стараюсь использовать своё влияние и огромные возможности на благо людям и хочу только, чтобы мой сын именно ради этих целей стремился к вершинам.

Уверен, покойная Виктория Эндрюс хотела бы сказать то же самое о своём сыне. Бедный Марсель! Фредерик несколько дней провёл у него после смерти моей дорогой коллеги.

Но мир не мог стоять на месте из-за одной смерти.
- Генри, - в мой офис ворвался Циклонз, - в ратуше заварушка!
- Что?!
Я схватил пальто, шляпу, Циклонза и помчался к месту действия. Слушание проекта о Реформе законодательства привело к настоящей ссоре.

Я приказал Клоду снимать, а сам попытался как можно больше выяснить и записать. Мы застали сам конфликт, а также последующее примирение сторон. Репортаж обещал быть потрясающим.
Привет, дорогой. Как прошёл день? - вернувшаяся из магазина Бебе застала меня с кистью и красками в руках.
- Превосходно! - я притянул её к себе, - смотри: это демократы, это либералы, а это мы с Циклонзом.
- Генри, о чём ты?
- О настоящем лице наших политиков, - я ткнул кистью в чёрный ромб и рассмеялся.

- Да ну тебя, - шутливо отмахнулась Бебе, - пусти, мне ещё пять глав написать сегодня надо. Мой редактор сказал, что я делаю успехи.

Но я же лучше твоего редактора!
- Не подлизывайся!
- Всё равно лучше!
- Конечно, любимый. Обаятельнее тебя уж точно никого нет.

День был прекрасен. И шут с ней, с выставкой.

---------------------------
Баллы:
+ 0.25 за друга (Дэнни Гот)

+ 0.5 за достижение Генри вершины карьеы = 4 балла.
Ограничение:
"Активист" можно считать проваленным (2 задания не удалось выполнить и некоторые отменить из-за невозможности выполнить)
 

Una-Voce

Проверенный
Сообщения
3.178
Достижения
150
Награды
1.192
Время шло. Будни сменялись выходными, и практически ничего нового в нашей жизни не происходило: Фредерик занимался садоводством и астрономией, Бебе печатала свои книги, я делал успехи на работе.



За ужином мы, по обыкновению, обсуждали наши дела: новость года - репортаж о конфликте в ратуше, сделанный лично мной; "Весёлые дни" - бестселлер Бебе - и новые методы в области селекции, выдвинутые лично Фредериком.

- Завтра у меня автограф-сессия в книжном магазине, - сообщила жена, - а после я хочу приготовить особый ужин. Кто "за"?
- Мы, - откликнулся я, накладывая себе вторую порцию Гискарбинки.
- Фредди, - довольная, Бебе обратилась к сыну, - мне для этого нужны твои яблоки.
- А мне яблоки нужны для удобрения арбузов... - хотел было устроить акцию протеста сын, но получил от меня предупреждающий пинок под столом, - хорошо. Немного дам.

День ото дня с ним было всё тяжелее разговаривать. Что-то не на шутку злило Фредерика, но он наотрез отказывался говорить об этом. Зато взял за правило критиковать мой стиль живописи.

А засиживаться допоздна в библиотеке вошло у него в привычку.


Я уже устал одёргивать сына, обычные методы не помогали. Марсель Эндрюс молчал как рыба.
Пост у телескопа заняла Бебе.

А я гадал, что произошло: либо новое явление в жизни Фредерика, либо мой пожилой возраст забирал все силы. В волосах уже блестела седина - мой юбилей был не за горами.

Да и Бебе уже не могла (и не хотела) прятать морщинки вокруг глаз. Какая разница, как выглядит человек, если за ним закреплена слава мецената? Безграничные доброта и щедрость моей жены послужили на благо города.


По этому поводу наша семья устроила маленький праздник. Бебе приготовила своё новое блюдо - вкусное Ирландское рагу, для которого Фредерик пожертвовал свои лучшие овощи. Я уверен, он понял, что никакая наука не может быть дороже семьи.

Эту мысль Бебе сделала основной в своей новой книге "Одинокий йети".

Если через несколько лет во Фредерике проснётся совесть, и он прочитает родительские книги, то вспомнит, чему мы его учили. Может быть, и полюбит мои картины.

Во всяком случае, две картины он должен полюбить. Первую я уже начал.
Проулок Пинакл носит это имя из-за озера Пинакл, расположенного чуть севернее от нашего дома. Там сын уединился, чтобы заняться необходимым для его исследований делом - рыбалкой.

Когда он вернулся, мой портрет был почти готов. Разговаривая с Дэнни Готом о вкусной и здоровой пище, которую он просил для него приготовить, я сделал последние необходимые штрихи и показал картину Фредерику.

Тот кивнул. Пусть и сын, и все наши потомки запомнят Генри и Бебе Стюартов молодыми.

-----------------------------------------
Баллы:
+ 0.5 за портрет основателя = 4.5
 
Статус
Закрыто для дальнейших ответов.
Верх